Танорексия: история девушки с болезненной зависимостью от загара

Фото: pink panda / shutterstock.com
Психология
10.08.2018
2018-08-10
3061
0


Мы постоянно говорим о зависимостях. Но зависимостью от еды, секса, сладостей и компьютерных игр мир аддикции, конечно, не ограничивается. И среди более известных зависимостей есть та, о которой вы почти наверняка хотя бы раз думали, но, скорее всего, не знали, что она существует — танорексия. Или, иначе говоря, болезненная одержимость загаром, связанная с повышенным риском меланомы и проблемами психического характера.

Понять, что вообще такое танорексия, почему она возникает и как чувствуют себя люди, столкнувшиеся с ней, поможет реальный пример. Фитнес-активистка и путешественница Линдси Бэнкс (Lindsey Banks) рассказала, как это произошло с ней, в колонке для Huffington Post. А мы транслируем эту историю, наполненную искренними эмоциями и осознанием того, насколько неправильным было все, что происходило до.

Загар и больше ничего

«Я помню этот день очень хорошо. Это было летом. Я как раз работала в летнем лагере в Мичигане и позвонила родителям во Флориду, чтобы поздороваться и рассказать, как здесь здорово. Но моя мама была слишком серьезной. А потом сказала, что они получили результаты биопсии у дерматолога — и у меня меланома. Я была в абсолютном шоке. У кого может быть рак кожи в девятнадцать лет?», — пишет Бэнкс.

«За неделю до отъезда в лагерь я стояла на кухне в красном полосатом бикини, в котором практически жила, и моя мама заметила, что у меня на спине появилась большая темная родинка. Я мало думала об этом, потому что веснушки и родинки были у меня по всему телу. Но она настаивала на том, что цвет этой конкретной родинки был странным.

Удивлена, что послушала ее тогда, потому что я была ребенком, который ненавидел ходить к врачам и думал, что он непобедим. Но я все-таки пошла к дерматологу, сделала биопсию и благополучно забыла об этом. До тех пор, пока не узнала новости через неделю», — вспоминает девушка.

Линдси говорит, что после того как шок прошел, она по-настоящему испугалась. Она только что потеряла тетю и бабушку, и ей был жутко осознавать, что в ее теле та же страшная болезнь, которая отняла у них жизнь.

«Хуже всего было то, что это была моя собственная ошибка. Я не могу сказать, что когда-то делала что-то такое, что могло защитить меня от меланомы. На самом деле, я делала как раз обратное, — признается она. — Я выросла на солнце. Но если в детстве это было просто весело, то потом я стала думать, что загар делает меня красивее и стройнее».

Бэнкс пишет, что вместо солнцезащитного крема она использовала детское масло, чтобы получить еще более темную кожу.

Операция и немного SPF

«Когда я вернулась из лагеря, я отправилась на операцию по удалению меланомы. Я была в ужасе, но старалась держаться, потому что знала, что мои родители напуганы еще больше. Операция прошла успешно, мне повезло. Но если вы подумали, что после страшного диагноза я изменила свои привычки, то вы ошиблись, — продолжает девушка. — Несмотря ни на что, я все еще хотела быть загорелой».

По словам Бэнкс, единственная разница между «предмеланомной Линдси» и «постмеланомной Линдси» заключалась в том, что последняя иногда наносила солнцезащитный крем. Но не на все тело, а только на самые хрупкие участки, такие как лицо, грудь и плечи. Такое поведение продолжалось несколько лет. До тех пор, пока она не услышала, как по радио говорили о танорексии.

Исследования показали, что частое воздействие ультрафиолетового излучения налаживает выработку эндорфинов — химических соединений, воздействующих на центры удовольствия в мозге. То же самое происходит при употреблении алкоголя или наркотических препаратов. Когда загарозависимым людям дают эндорфиновые блокаторы, у них наблюдаются симптомы абстинентного синдрома или, проще говоря, ломки.

Что такое танорексия и как с ней справиться

Термин «танорексик» возник в 2000 году как шутка — так писатель Дэвид Седарис называл в мемуарах свою чрезвычайно загорелую сестру. Теперь же, говоря о танорексии, никто не шутит. Исследователи отмечают, что людей, зависимых от загара, довольно много. При этом 70% из них — женщины в возрасте от 16 до 49 лет.

«Это была я. Я была самым настоящим танорексиком, — говорит Линдси Бэнкс. — Только после второй, третьей, четвертой биопсии я начала понимать последствия своего поведения. Я подвергала свою жизнь риску. Не могу сказать, что загорелась какая-то лампочка, но я начала прилагать усилия, чтобы защитить свою кожу. И это все еще происходит время от времени. В том смысле, что когда я вижу фотографии себя загорелой, я думаю, что не отказалась бы выглядеть так и сейчас».  

Способ, который помогает Линдси справляться с танорексией — это упражнения. «Они не только позволяют мне чувствовать себя красивой (то, что раньше делал загар), но и дают мне тот заряд эндорфинов, который я получала. Для меня именно фитнес стал инструментом преодоления», — пишет она.

Бэнкс добавляет, что она, кроме того, резко изменила свой образ жизни. Она больше не живет во Флориде и не проводит все свои дни на пляже. С другой стороны, она не стала затворницей, если вы успели об этом подумать. «Я все еще очень люблю природу и наслаждаюсь ей. Но теперь — только с солнцезащитным средством», — заключает Линдси.

А есть ли зависимость?

По мере того как загар и его безопасность все чаще становятся темой для исследований, появляется все больше доказательств того, что танорексия — поведенческая аддикция, очень похожая на азартные игры. Безусловно, зависимость от загара не настолько опасна, насколько опасна, скажем, наркомания. Но споры о том, стоит ли включать танорексию в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM), не утихают. А это значит, речь идет о чем-то действительно серьезном.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5 4,33 (Всего проголосовавших: 3)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: