Кругом обман: почему нельзя верить выводам Стэнфордского тюремного эксперимента

Фото: Ashim d’Silva / unsplash.com
Психология
20.06.2018
2018-06-20
3324
0


Даже если вы не особенно интересуетесь психологическими экспериментами, изменившими мир, вы наверняка слышали что-нибудь о Стэнфордском тюремном эксперименте. Благодарить за то, что история получила такую популярность, его автору, американскому социальному психологу Филипу Зимбардо (Philip Zimbardo), следует массовую культуру. А именно — немецкий фильм «Эксперимент» 2001 года и его американский ремейк 2010 года.

Сегодня эксперимент в Стэнфорде, наряду с экспериментами подчинения Стэнли Милгрэма, считается не только одним из самых известных, но и одним из самых этически неоднозначных в психологии. Но речь, впрочем, совсем не об этом. Пока научное сообщество пело дифирамбы Зимбардо — который, к слову, в 2012 году получил «Золотую медаль» Американской психологической ассоциации (American Psychological Association) — писатель Бен Блум прослушал записи, сделанные во время эксперимента, и понял, что не все в нем происходило так уж «неожиданно» и «стихийно», как это было описано. Статью об этом он опубликовал на платформе Medium.

Напомним, в чем заключался сам эксперимент. Добровольцам в количестве 24 человек, набранным командой по объявлению в газете, были случайным образом присвоены роли «охранников» и «заключенных». Участники думали, что они принимали участие в исследовании тюремной жизни, за каждый день которого должны были получить вознаграждение в размере 15 долларов.

В первый день в импровизированной тюрьме, расположившейся в подвале Стэндфордского университета, все шло нормально. Но уже на второй день «заключенные» неожиданно взбунтовались, забаррикадировались в камерах и перестали подчиняться «охранникам». Подавив бунт, «охранники» начали проявлять немотивированную жестокость к «заключенным». Они, например, заставляли их отжиматься до изнеможения, публично высмеивали или отправляли в одиночную камеру подумать над своим поведением. Для двоих участников научная постановка оказалась настолько психологически сложной, что их пришлось вывести из эксперимента.

Несмотря на то, что изначально на эксперимент отводилось две недели, он был прекращен всего через шесть дней. Зимбардо признавался, что на это решение, в числе прочего, повлияла его будущая жена Кристина Маслах, которая нашла эксперимент слишком жестоким.

Основной вывод, сделанный после Стэндфордского тюремного эксперимента, состоял в том, что ситуация может влиять на человека сильнее, чем качества личности, а сам человек может становиться крайне жестоким, если его поведению есть идеологическое, властное или иное авторитарное обоснование. Но проблема в том, что, согласно новой публикации, подкрепленной аудиозаписями, многое в эксперименте, на основе которого написаны сотни и тысячи научных работ, было сделано по явному или подразумеваемому запросу модераторов. Иными словами, участники просто делали то, что их просили делать.

Например, «заключенный» Дуглас Корпи (Douglas Korpi) во время эксперимента вдруг упал на пол и стал кричать: «Я сгораю изнутри», и эти кадры выглядят весьма тревожно. С другой стороны, тот же самый участник признался в беседе с Блумом, что думал, будто именно этого ждут от него психологи. «Любой клинический психолог понял бы, что я фальсифицировал эмоции. Если вы послушаете запись, то это, поверьте, будет несложно. Я не такой уж хороший актер. В смысле, я неплохо справлялся, но я был больше истеричным, чем психотическим», — сказал он.

В контексте новой информации интересно и то, что психолог Алекс Хаслам (Alex Haslam) попытался повторить исследование Зимбардо в эксперименте, снятом BBC, но он не дал не то чтобы шокирующих или неожиданных, но вообще никаких результатов. В то же время запись эксперимента, которая находится в свободном доступе на сайте Стэнфорда, показывает, что «охранников» прямо просили действовать «как жестокие тюремные охранники».

«Суть в том, что поведенческие изменения, произошедшие в ходе тюремного эксперимента, нельзя считать естественными, слепыми или неизбежными», — комментирует ситуацию социальный нейробиолог Джей Ван Бавел (Jay Van Bavel).

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5 5,00 (Всего проголосовавших: 2)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: