Лечение собаками и питонами: чем эффективна и опасна пет-терапия

Полезно знать
20.02.2018
2018-02-20
Фото: Halfpoint/Shutterstock.com
0

Анималотерапия, она же пет-терапия, она же зоотерапия – разновидность психотерапевтической помощи, при которой используются животные. Пионером анималотерапии считают американского детского психиатра Бориса Левинсона, которому и принадлежит термин «пет-терапия». 

В 60-х годах прошлого столетия он обнаружил, что пациенты идут на поправку быстрее, если во время сеанса рядом с ними находятся собаки.  Спустя десятилетие после этого в клинике в Огайо уже появилась первая пет-терапевтическая программа, а терапия с помощью собак оформилась в отельную дисциплину – канистерапию. 

Наталия Густова узнала, используется ли анималотерапия в России, при каких заболеваниях она может помочь и каким должен быть правильный пет-терапевт.

Пет-терапия не должна заменять основное лечение

Для России анималотерапия сравнительно новый метод (около десяти лет существует в РФ), сейчас ее активно применяют в своей работе психологи, педагоги и реабилитологи. Этот метод эффективен тем, что позволяет вовлечь пациента в работу с минимальными усилиями, рассказывает соучредитель центра зоотерапии «Дверь в лето» Юлия Стрельская.

«Животные – отличные мотиваторы.  Благодаря своей эмоциональности они превращают даже самые сложные занятия фактически в игру. Причем, это работает и с детьми, и со взрослыми, особенно с пожилыми людьми, которым обычно очень сложно заставить себя работать», – отмечает Юлия Стрельская.

Например, дети с ДЦП в основном все с психологическими травмами после предыдущих реабилитаций, а прохождение ЛФК для них каждый раз испытание. Несмотря на то, что западные специалисты уже давно против боли при реабилитации – это замедляет процесс восстановления, многие российские инструкторы по-прежнему считают боль и ломку показателем эффективности. В результате ребенок получает посттравматический стресс, в случае работы с животными все обстоит иначе.

«На наших занятиях ребят учат переворачиваться, садиться, вставать, ходить, обслуживать себя, заниматься самостоятельно. Методика нашего центра предполагает использование современных методик реабилитации, основанных на знании человеческого тела и исключающих болевой синдром», – отмечает соучредитель центра зоотерапии. Максимум, что может испытывать ребенок – это неприятные ощущения в мышцах, которые проходят, если расслабиться, говорит она.

Для детей с различными заболеваниями все виды общения с животными при правильном подходе вполне могут приносить пользу, соглашается доктор медицинских наук, профессор кафедры физиологии РНИМУ им. Н.И.Пирогова, научный эксперт фонда содействия решению проблем аутизма в России «Выход» Николай Алипов.

«Такой метод не должен использоваться ни в коем случае не как замена и не в ущерб единственному виду коррекции, признанному ВОЗ как единственно эффективному методу — прикладному анализу поведения. Поэтому степень общения с животными, в том числе до уровня терапии, обязательно должна обсуждаться с курирующим поведенческим аналитиком»,  – говорит он.

За помощью к собаке, кошке и … питону

Стоит отметить, что научных исследований, которые могли бы доказать эффективность пет-терапии, в настоящее время недостаточно. Пока ученые, выясняют насколько полезно общение с животными, сами реабилитологи и психологи все активнее используют братьев наших меньших в своей работе. Специалисты обращаются за помощью к животным в самых разных ситуациях – от депрессии и бессонницы  до серьезных сердечных заболеваний, ДЦП и онкологии.

В анималотерапии есть множество направлений. Например, иппотерапия – общение с лошадьми и реабилитация с помощью верховой езды. Ее используют для лечения аутизма, церебрального паралича, инсульта, рассеянного склероза, при различных травмах и психических расстройствах. Еще один вид — орнитотерапия или терапия птицами. Она помогает при депрессии и неврозах, а также болезнях желудка – достаточно просто сидеть у клетки и слушать их пение.

Хорошими помощниками в лечении ДЦП, раннего аутизма, неврозах, нарушениях памяти и депрессивных расстройствах являются дельфины. В Крыму существует специальный Институт дельфинотерапии. Для того, чтобы получить дозу такого необычного лечения, достаточно иметь минимальные навыки нахождения в воде.

Многие из нас даже не подозревают, что ежедневно проходят курс фелинотерапии. Именно так называется терапия кошками. По мнению британских медиков, кошка в доме уменьшает риск инфаркта миокарда. А немецкие ученые выяснили, что те, у кого всю жизнь в доме были кошки, живут в среднем на десять лет дольше. Кроме этого, кошки считаются отличными психотерапевтами –  помогают справиться с депрессией и бессонницей.

Самым популярным и распространенным видом является канистерапия – терапия с помощью собак. Они помогают лечить многие болезни, например, аутизм, ДЦП, болезнь Альцгеймера. Также собаки помогают эпилептикам –  они предсказывают наступление приступа  за несколько минут.

Во многих странах собак часто используют в домах престарелых. Эти животные помогают пожилым победить депрессию и страхи, а также снизить рассеянность. Канистерапия может использоваться в работе с детьми с девиантным поведением, говорят специалисты.

«Эффективность канистерапии напрямую зависит от компетенции канистерапевта и уровня подготовки собаки-терапевта. Для канистерапии собаки должны проходить строжайший отбор, тестирование и подготовку со специалистами. После подготовки собаки проходят двухмесячную стажировку на занятиях проекта «Солнечный пес», –  рассказывает руководитель проекта «Солнечный пес», автор первой в России программы по канистерапии Татьяна Любимова.

Сам курс занятий должен быть не менее 5-6, а лучше 10, рекомендует она. Есть дети, которые занимаются в центре много лет.

Среди посетителей центра – пациенты в возрасте от полугода до 24 лет  с разными диагнозами — аутизм и расстройства аутистического спектра, синдром Дауна, ДЦП, интеллектуальные нарушения, задержки речевого и психического развития. Есть дети со множественными нарушениями.

Помимо привычных собак и кошек, специалисты используют и необычных. Например, в центре зоотерапии «Дверь в лето» в Омске детей с аутизмом, ДЦП и задержками в развитии помогают лечить камерунская коза, морские свинки, белки и даже питон.

«Мы используем в терапии камерунских козочек, кроликов, морских свинок, питона и других рептилий, шиншилл, птичек. Разных детей цепляет разное –  кто-то, опасаясь собак, охотно общается с травоядными козами, кто-то начинает контактировать благодаря интересу к мелким грызунам, а кто-то – рептилиям», – рассказывает Юлия Стрельская. Питон сам по себе очень хороший тренажер – помогает ребенку ощутить мышцы руки, отмечает она.

Специалисты на вес золота

Что касается специалистов, то с ними в пет-терапии дела обстоят не очень – они в дефиците. Во-первых, таких профессионалов не готовят в вузах. «Подобных специалистов не готовят в медицинских и педагогических институтах и на психфаках. Но любой пет-терапевт теоретически должен иметь какое-либо из этих образований. Этим обязательно надо поинтересоваться, если решите пойти на пет-терапию», –  отмечает профессор кафедры физиологии РНИМУ им. Н.И.Пирогова.

Соответственно, профессии «канистерапевт», как и «пет-терапевт», официально не существует, поэтому подготовка и компетенция таких специалистов часто остается на их совести, отмечают эксперты. Однако, есть специальные курсы, на которых можно получить специальный сертификат. Например, канистерапевтов готовят в рамках проекта «Солнечный Пес».

«Наши выпускники — «штучный товар», но это высококвалифицированные специалисты, способные решать самые разнообразные задачи», –  отмечает Татьяна Любимова.

Качественная переподготовка специалиста с базовым медицинским, психологическим или дефектологическим образованием занимает два-три месяца. Она состоит из теоретического и практического курсов, стажировки с животными и сдачи экзаменов, поясняет эксперт. Еще одна причина нехватки специалистов связана с тем, что анималотерапия в России достаточно молодое направление, а центров, где ее используют можно пересчитать по пальцам.

Риски пет-терапии

Обращаясь за помощью к животным, нужно взвесить все за и против. Например, есть случаи, когда пет-терапия противопоказана – это наличие аллергии.

«Метод может быть неэффективен, если после ознакомительного периода ребенок не проявляет интереса к животным. При некупируемой агрессии к животным мы также отказываем в занятиях, поскольку это может усугубить состояние», –  добавляет соучредитель  фонда «Дверь в лето».

Кроме того, упор на терапию животными в качестве основного метода коррекции может привести к позднему началу поведенческой терапии, которую, как известно, надо начинать как можно раньше. Вмешательство в ее проведение приводить к потере не только времени, но и финансов и надежд, отмечает Николай Алипов.

Главное в пет-терапии – это компетентный специалист. Ведь от того, насколько он профессионален, будет зависеть результат лечения. И тут важно не навредить больному такой терапией.

«В первую очередь, опасность заключается в уверенности некомпетентных и безответственных людей, что достаточно привести собаку к больному человеку и получится терапия», –  отмечает руководитель проекта канистерапии «Солнечный Пёс».

Как и в любом воздействии на больного, существует огромное количество нюансов, игнорирование которых может привести к печальным последствиям, прежде всего, к травмам. Причем увечья могут получить как пациент, так и животное, и сам специалист. Кроме этого, возможны сенсорные перегрузки у ребенка, если неверно рассчитывается время занятия и нагрузка.

«Вывод напрашивается простой, к которому пришел Незнайка: «Всякому делу учиться надо!» И подходить с ответственностью», –  заключает Татьяна Любимова.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5
(3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

3000

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: