Что такое активное долголетие и как его достичь?

Фото: StockLite / Shutterstock.com
Полезно знать
09.07.2018
2018-07-09
1075
0


В интервью Вести. Медицина Екатерина Диброва, президент корпорации RHANA, кандидат экономических наук, действительный член РАЕН, действительный член Международной академии наук рассказала о том, как сделать активное долголетие реальностью, что такое экология сознания и как оно влияет на качество и продолжительность нашей жизни.

Екатерина Александровна, почему сейчас все так активно говорят об активном долголетии, продолжительности жизни?

Мы живем активной жизнью. Мы можем создавать империи, но, чтобы увидеть плоды своего труда, нужно продлить жизнь, нужно жить долго и активно. И все этого хотят.

Вообще человек может жить и до 100 лет, и до 120 лет. Вопрос в том, как он живет и что делает, чтобы продлить жизнь. Человек – это биологическая машина, которой, как и обычному автомобилю, нужен постоянный техосмотр, смазка, диагностика.

И главное для активного долголетия – это сознание. И Япония тут яркий пример. У них человек работает в компании до 80 лет. И когда он уходит на пенсию, он не выходит из социума. Он приглашен на все корпоративные мероприятия, он – гуру, он в процессе, а не за пределами. Он постоянно тренирует свое сознание. Пока ты это делаешь, и еще регулярно проводишь профилактику – ты живешь. У нас получается, что человек в старости выпадает из социума – он никому не нужен.

Фото: Кэри-Хироюки Тагава и Екатерина Диброва

Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

Нужно начинать с правильного сознания: «я не хочу болеть, и я не буду», «я буду жить долго». Должна быть высокая личная ответственность. Для этого нужно правильно расставить акценты. Перестроить систему, конечно, не так быстро. Но нужно сейчас начинать растить поколение, которое стремится к здоровому образу жизни – а это не только спорт и правильное питание. Это еще правильное отношение друг к другу, здоровые семейные отношения, это правильная профилактическая медицина.

У нас хорошо развита скоропомощная медицина. Но это обычно гормоны, антибиотики, обезболивающие средства. То, на что организм быстро реагирует, но потом долго восстанавливаемся. Японцы же идут от обратного – они поддерживают иммунитет, вкладываются в качественную биофарммедицину, в профилактику. Каждый японец знает, что должен пройти диспансеризацию, поддерживающие курсы. Для них это все как почистить зубы. Это тоже должно быть в нашем сознании.

И государство сейчас уделяет этому большое внимание, хотят выделить день на диспансеризацию. И это радует. Одно-два поколение, и все может измениться, но менять нужно сейчас.

Насколько, на ваш взгляд, достижима задача — войти в будущем в клуб 80+ и работать в 60-65 лет? Что нужно для этого сделать?

Продолжительность жизни в прошлом году достигла 73 лет. И это большое достижение для нас. Еще немного и мы дойдем до 75 лет. И жить до 80 лет, и быть активными в этом возрасте – это реально.

Мой пример – это мой папа. Ему недавно исполнилось 85 лет. И человек не просто живет, он в активной жизненной позиции, ходит на рыбалку, он в процессе. И это несмотря на то, что он перенес онкологическое заболевание. Биомедицина и профилактика сыграли здесь важную роль – удалось сделать это без химиотерапии. И это живой пример, и он не единственный.

Для этого, во-первых, нужна обязательная диспансеризация и профилактика. Чтобы каждый повсеместно проходил полноценное обследование на все заболевания.

Второе – это то, что сейчас делает Правительство Москвы. Проекты для пожилых, (ссылка на московский проект) где большое внимание уделяется не только медицинскому аспекту, но и социализации. Человек не должен выпадать из общества, должна быть активная социальная жизнь. Мы, например, тоже будем интегрировать кабинеты управления возрастом по линии ДМС.

И конечно, важна экология сознания, высокая мера личной ответственности – «что ты сегодня сделал на работе, то ты и ешь».

Но это непросто все поменять. Больше похоже на недостижимую цель.

Нет, это все реально. И вы увидите, как все изменится. У нас есть для этого все возможности. Но нужно начинать сейчас.

Екатерина Александровна, Вы являетесь инициатором проекта «Культура жить. Активное долголетие». О чем этот проект?

Это проект существует при поддержке российского правительства, в рамках перекрестного Года России и Японии. Это синтез нескольких сфер – здравоохранения, культуры, науки, социальной сферы, инновационных биотехнологий.

Форум в Общественной палате РФ, выступление Екатерины Дибровой

Цель проекта – это культура жить, именно через нее мы получаем долголетие. А культура  –  это наше сознание. И это не то, что кто-то выпьет больше алкоголя или меньше. Первостепенно уважение друг к другу, ответственность, почитание традиций. Сейчас мы поднимаем свои традиции, мы стали больше любить себя. И здесь работает закон – «полюби себя». Если мы не любим себя, то кто же полюбит нас. Япония здесь выступает примером.

Мы уделяем особое внимание культурному и духовному наследию. У нас были недавно мероприятия в Геликон-Опере – русский балет и театр кабуки. Два совершенно разных танца. Японцы в мелочах и созерцании, мы в широте и масштабе. И через культуру мы подходим к медицине.

У нас уже прошло три научно-медицинских конгресса. Мы обмениваемся и организационными, и медицинскими вопросами, и культурными ценностями, потому что они влияют на качество всего. Об этом этот проект.

Вы занимаетесь биомедицинскими технологиями. Расскажите, что это такое, как они влияют на продолжительность и качество жизни?

Биомедицина – очень широкое понятие. То, чем занимаемся мы – это модель биомедицинских технологий, которая существует в Японии уже более 60 лет и относится к страховой медицине.  Японцы являются наглядным подтверждением активного долголетия. Уже больше 10 тысяч жителей Японии перешагнули столетний рубеж. И это не только благодаря питанию, экологии, но и правильной профилактической медицине, биомедицине, и правильному сознанию и отношению друг к другу. Мы перенесли японскую модель применения биомедицинских препаратов в Россию.

Это препараты для активного долголетия из плаценты человека. С определенного возраста, примерно с 35 лет, начинается постепенное замедление регенерации человеческих клеток, после 50 лет идет постепенное угасание. Этот процесс можно замедлить с помощью биомедицинских технологий.

Еще очень важно понимать, что это высокой степени очистки японский фармпрепарат. Это гидролизат плаценты человека.

Как это устроено?

Это очень тонкий процесс. Все еще начинается с перинатального периода. Как я уже и говорила, это страховая медицина, в Японии она работает при поддержке государства. И женщина, которая становится донором, получает дотацию. На протяжении всей беременности проходит специальные обследования, правильно питается, ведет правильный образ жизни. После благополучных родов плацента забирается и переходит на завод, где опять проходит трехступенчатое исследование – проверяется на все инфекции. После очистки материала он перерабатывается и расщепляется для получения биопрепарата.

Насколько доступны такие препараты для обычных людей?

Мы будем открывать кабинеты управления возрастом, куда будут входить терапия препаратами гидролизата плаценты человека для профилактики и для лечения. Эти кабинеты будут работать по линии ДМС. Моя главная задача, чтобы это вошло в ОМС, как в Японии. Потому что эта модель работает, люди действительно получают качественную медпомощь с помощью таких препаратов.

Сейчас нам нужно войти в протоколы лечения, они согласовываются с Минздравом. После этого мы сможем поступить в санаторно-курортное лечение. Войти в страховую медицину – это дело времени и будущего. На данный момент, мы работаем над этим.

А возможно организовать такое производство в нашей стране?

Во многих институтах акушерствах и гинекологии проводят исследования. Запускать производство я бы пока не горячилась. Потому что все идет от ментальности. Это очень тонкие продукты,  высокие и сверхточные технологии.  Это своего рода медицинская ракета или спутник. Для запуска такого препарата необходимо сверхточное оборудование, сверхточные технологические карты, которые нельзя нарушать. Это должно быть сверхкачественное сырье. Это высокая мера ответственности.

Что нужно сделать, чтобы это стало возможным? 

Нужно заниматься не только экологией окружающей среды, правильным питанием,  но и своей собственной. Экология сознания – это то же самое, что заповеди, вот их нужно чтить. Тогда у нас будут высокие технологии не только в медицине, но и во всем. Приучать делать это с детства, это могут быть специальные классы. Государство сейчас этому уделяет много внимания.

Япония как раз пример для подражания в плане духовного развития. У них это распространяется на все сферы деятельности. Поэтому  у них хорошие машины, продукты питания, медицина. Одно и то же в разных руках может стать либо плюсом, либо минусом. Над человеком не должны стоять несколько надсмотрщиков, которые будут говорить – ты это не сделал, ты это пропустил. Ракета должна взлетать, а не взрываться в воздухе. Медицина не место эксперимента, это человек, которому нужно не навредить. Поэтому должно быть высокое качество.

Биомедицина – самое тонкое и сложное направление, это сверхвысокие технологии, которые должны делать правильными руками. И общественное сознание для развития биомедицины должно быть самым высоким. Япония достигла этого уровня сознания. Сегодня биомедицинские технологии – это наша реальность. Если стволовые клетки – это наша перспектива, то биомедицина – это сегодняшний день. И мы можем развивать ее у себя, но для этого должно измениться наше сознание.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5 2,20 (Всего проголосовавших: 5)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: