10 популярных вопросов о работе медицинской лаборатории

2019-12-10
0

Медицинские лаборатории (как и лаборатории вообще) кажутся закрытыми местами со строгим пропускным контролем, ежеминутной дезинфекцией и необходимостью глобальной защиты во время работы.

Но на самом деле все не так. Точнее, не совсем так.

Побывав на открытии лаборатории «Инвитро» в Санкт-Петербурге, Вести.Медицина убедились, что реальная лаборатория – совсем не то же самое, что стереотипная лаборатория. А затем задали десять наивных вопросов Чащихиной Елене Вячеславовне, заведующей клинико-диагностической лабораторией «Инвитро»-Москва.

Насколько сложно попасть в лабораторию человеку с улицы? Если ли сканер глаза, как показывают в кино, или что-то такое?

Просто так, обычному человеку с улицы, попасть в лабораторию нельзя. Нужно понимать, что там работают с патогенными (опасными) для человека микроорганизмами, поэтому объект является охраняемым. Все посещения строго отслеживаются, в первую очередь, с помощью камер видеонаблюдения. Даже сотрудники лаборатории могут попасть на ее территорию только по пропускам.

Помещения лаборатории делятся на «чистую» и «заразную» зоны. Гости могут пройти только на территорию «чистой», то есть безопасной зоны, где контакт с патогенными биологическими агентами исключен, и только в сопровождении сотрудника лаборатории.

В «заразную» зону допускаются инженеры и другой технический персонал. Предварительно они должны пройти обязательный инструктаж и отметиться в журнале на пункте охраны. Эти правила работают для всех режимных объектов, в том числе лаборатории.

Такие строгие проверки с применением сканера глаза или считывания отпечатков пальцев, которые мы часто наблюдаем в фильмах или сериалах, бывают в лабораториях, где работают с особо опасными инфекциями, относящимися к I–II группам патогенности. Мы же – клинико-диагностическая, скрининговая лаборатория — аккредитованы на работу с III–IV группами патогенности, поэтому облачения в противочумной костюм нашим сотрудникам не требуется, достаточно бахил и халата.

Почему в лаборатории так много молодых специалистов? Не влияет ли это на качество исследований?

Нужно понимать, что большая централизованная лаборатория – это фабрика по производству анализов, и объём работы у нас достаточно большой. Почти весь день сотрудники проводят на ногах. Параллельно нужно «впитывать» огромный поток информации, проводя множество исследований различных биоматериалов. Времени на отдых в течение рабочей смены просто нет.

Сотрудник современной лаборатории – это человек, способный к быстрому обучению и восприятию сложной информации, владеющий навыками работы с новейшими IT-системами и средствами коммуникаций.

Как правило, такими свойствами обладают люди в возрасте от 20 до 40 лет. Потом уже, довольно закономерно, человеку хочется работать в более спокойном режиме, как минимум, сидя за рабочим столом. Именно поэтому работа в лаборатории больше подходит для молодых специалистов.

Говоря про качество исследований, стоит отметить, что мы ориентированы на автоматизацию и стандартизацию всех процессов исследования. При сложных исследованиях или при изучении проблемных зон биоматериала проводится двойная проверка правильности выполнения процесса. Работает система управления рисками – все ошибки сведены к минимуму, поэтому качество выполнения исследований не зависит от возраста специалиста.

Почему специалисты без головных уборов? Так можно?

Как мы уже говорили ранее, в лаборатории есть несколько зон. И в каждой такой зоне – свои требования по средствам индивидуальной защиты.

Там, где не предполагается близкого контакта с реагентами или биоматериалом, то есть в высокотехнологичных, автоматизированных зонах лаборатории облачаться в противочумной костюм, маску, шапочки, очки и другие средства защиты не требуется. Поскольку пробирки сюда поступают в закрытом виде и открываются непосредственно перед постановкой в анализатор – аппарат, предназначенный для автоматического проведения исследований, – задача лаборанта сводится к подготовке таких приборов к работе, организации движения пробирок между зонами сортировки, контролю качества проводимого исследования и подтверждению результатов.

Однако, помимо вышеупомянутых зон, в лаборатории есть отделы, где часть исследования проводится непосредственно технологом.

И хотя такие действия проводятся также с использованием различных приборов и установок, необходимо надевать дополнительные средства защиты – шапочки и маски. Это обязательно требование.

Что будет, если пробирки перепутаются?

С чего начинается путь пробирки в лаборатории? Изначально она попадает к нам с наклейкой, на которой указан уникальный идентификационный номер, «зашитый» в штрихкод. Нужно понимать, что в информационной системе к этому номеру привязаны все персональные данные пациента.

Далее пробирка с биоматериалом попадает в прибор, который считывает этот штрихкод, выполняет исследование и автоматически отправляет результаты в информационную систему. Все эти действия привязаны к упомянутому выше уникальному идентификационному номеру, находящемуся на пробирке. При таком полном трекинге образца перепутывание пробирок в лаборатории полностью исключено.

Перепутать образцы можно только на долабораторном этапе, то есть на этапе взятия биоматериала у пациента, печати штрихкода и его наклеивания на пробирку.

Именно поэтому мы просим, чтобы пациент, как самое заинтересованное лицо поучаствовал в контроле данного процесса и проследил, чтобы штрихкод с уникальным номером и указанием фамилии был наклеен на пробирку с его биоматериалом. Также ему необходимо письменно подтвердить, что штрихкод с его корректными данными был наклеен на пробирку в его присутствии.

А если какая-то из пробирок потеряется?

На самом деле, истинные потери пробирок в современной лаборатории крайне редки. Чаще всего при отсутствии биоматериала в лаборатории выяснение приводит к тому, что пробирка была либо задержана в отправке, либо отправлена не туда, либо взяли не ту пробирку и так далее. Все эти сложности могут возникнуть на долабораторном этапе и напрямую связаны с человеческим фактором.

В итоге пробирка обычно находится, главная проблема здесь в факторе времени – сохранна ли она еще для выполнения заказанных исследований?

Наша задача – свести истинные и неистинные потери к минимуму, для этого в лаборатории внедрена система менеджмента рисков, проводятся мероприятия для предотвращения таких случаев. Система не является неизменной и ригидной, мы постоянно вносим улучшения в наши процессы.

А могут ли они разбиться и/или разлиться?

Теоретически разлиться могут. Но мы осознаем риски, поэтому заблаговременно предпринимаем все необходимые меры к тому, чтобы этого не произошло. Например, максимально увеличиваем устойчивость штативов, в которые помещаются пробирки для постановки в приборы.

В работе используются только такие штативы и подставки, которые имеют максимальное сцепление с поверхностью.

Если все-таки биоматериал, вопреки нашим усилиям, из пробирки пролился, то мы, в первую очередь, предпринимаем все штатные действия по защите нашего персонала от воздействия биологического фактора, а во вторую – оцениваем, достаточно ли оставшегося в пробирке биоматериала для выполнения назначенных исследований. Если его не хватает –приглашаем пациента на повторное взятие биоматериала, естественно, за счёт лаборатории.

Разбиться же пробирки не могут, поскольку все емкости для транспортировки биоматериала на сегодняшний день изготавливаются из небьющегося пластика.

Как защищаются персональные данные пациентов?

Защиту персональных данных мы обеспечиваем при помощи комплекса современных средств защиты, разработанных компаниями – лидерами рынка средств информационной безопасности. Персональные данные наших клиентов передаются только по каналам связи, защищенным шифрованием.

Компания Инвитро имеет действующий сертификат системы менеджмента информационной безопасности ГОСТ Р ИСО/МЭК 27001-2006. Система информационной безопасности совершенствуется практически каждый день, так как новые угрозы появляются постоянно.

Что происходит после того, как в лаборатории получают положительный анализ на серьезное заболевание (например, на онкологию или ВИЧ)? Перепроверяется ли он?

При получении положительного результата по ВИЧ-инфекции проба обязательно перепроверяется ещё два раза, с использованием других приборов и реагентов, и, если как минимум, два из трёх результатов положительные, то ее отправляют на подтверждение в федеральный центр ВИЧ. Заказчика при этом информируют о том, что его результат требует перепроверки и отправлен в соответствующее учреждение.

Впоследствии, при подтверждении положительного результата, с пациентом уже связываются сотрудники центра ВИЧ. Стоит отметить, что для пациента вся эта процедура, связанная с подтверждением, является совершенно бесплатной.

Кроме положенных по закону подтверждающих исследований на ВИЧ, гепатиты В и С, в нашей лаборатории выполняют ещё несколько бесплатных для пациента дополнительных тестов. Например, при получении положительного результата на IGM к цитомегаловирусу в обязательном порядке ставится тест на авидность IGG к этому вирусу, для подтверждения или исключения «свежести» инфицирования, что особенно важно при беременности.

Или при получении высокого результата гормона Пролактин мы обязательно смотрим, за счет какой формы пролактина данный гормон повышен – биологически активной, требующей применения терапевтических воздействий, или наоборот, неактивной его формы – макропролактина – требующей лишь динамического наблюдения за пациенткой. Бесплатно проводятся и некоторые другие подтверждающие тесты.

А может ли быть такое, что человек сдает анализ на что-то одно, а в лаборатории видят что-то другое? Какая тогда схема действий?

Такое, конечно, случается. Мы обычно отражаем эту информацию в результатах исследований. Однако, пациент вправе потребовать ее удалить с бланка результата, так как он не заказывал дополнительных исследований. К каждому такому случаю мы подходим индивидуально, часто заранее связываемся с пациентом и уточняем, нужны ли ему эти данные.

Все процессы в лаборатории автоматизированы или некоторые приходится по старинке делать руками?

Есть процессы, которые не требуют автоматизации, а есть такие, где она значительно повышает себестоимость исследования. Иногда автоматизация не только не полезна, но вредна.

Существуют и процессы, которые невозможно выполнить только с помощью оборудования. Поэтому каждый такой процесс мы рассматриваем «под лупой» и принимаем, с учётом всех факторов, самое оптимальное решение.

То, что делается руками – это не обязательно характеризуется термином «по старинке». Даже ручные инструменты на сегодня значительно видоизменились, стали эргономичными и удобными для лаборантов. Мы не стоим на месте.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5
(Пока оценок нет)
Загрузка...
[mistape]

Добавить комментарий

3000

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *