Из Нормандии с любовью: как делают лекарства и какие строят планы на французском производстве «Сервье»

2019-05-30
0

Безопасность потребителей — все. Под таким девизом работает французская фармацевтическая компания «Сервье», которая отозвала препарат Эреспал с рынка после дополнительных клинических исследований. Как и во многих других своих начинаниях, руководители и специалисты «Сервье» остались people-friendly.

В составе первой группы иностранных журналистов на производственной площадке Oril Industrie мы посмотрели, как делают препараты, эффективность которых признает весь мир, узнали, что за люди здесь работают, а заодно поговорили с представителями «Сервье» о планах на ближайшее и не очень будущее.

День первый: легкий ужин и серьезные разговоры

Наша первая встреча — ужин с руководством «Сервье» в ресторане с панорамным видом на Париж (и Эйфелеву башню, разумеется). Он начинается с аперитива и теплого дружеского приветствия, в рамках которого мы рассказываем немного о себе и своих изданиях.

А дальше, уже за ужином, Жан-Филипп Отье (Jean-Philippe Authier), директор по управлению международными цепями поставок «Сервье», и Антуан Бейвер (Antoine Beillevaire), управляющий директор «Сервье» по международным операциям в Центральной, Восточной Европе и Канаде, дают подробные ответы на каждый из интересующих нас вопросов.

Компания «Сервье» в России и в мире

«Сервье» — вторая по величине французская фармкомпания, которая включает в себя три исследовательских центра, 16 производственных площадок и 15 международных центров терапевтических исследований.

Уникальность ее в том, что группа находится под управлением некоммерческого Фонда исследований Сервье (FIRS), созданного в 1986 году. Именно Фонд обладает правом принятия финальных решений, а все руководители «Сервье» — это наемные работники.

Площадка Oril Industrie в Больбеке.

Производственный комплекс полного цикла «Сервье РУС» на территории Новой Москвы, запущенный в 2007 году, является крупнейшей площадкой группы после заводов во французском городе Жиди и ирландском Арклоу.

Основной объем выпускаемых в России лекарств — 19 наименований — составляют препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний (Арифарм, Импликор, Предуктал и др.), сахарного диабета (Диабетон) и хронической венозной недостаточности (Детралекс, Детрагель).

Антуан Бейвер говорит, что фармацевтические рынки каждой страны уникальны, но вместе с тем системы в целом функционируют примерно одинаково. Так что особых сложностей с поставками в Россию, куда с французского завода отправляется сразу семь активных веществ, не возникает.

Производственный комплекс «Сервье РУС» в Софьино, Новая Москва.

К слову, в «Сервье» уделяют большое внимание культурной специфике стран, в которых работают, чтобы эффективно использовать их потенциал. Это касается не только производства, но и, например, архитектурных решений. И если в Больбеке здания аккуратно вписаны в застройку региона, то завод «Сервье РУС» в Софьино повторяет стилистику традиционной русской усадьбы.

В поисках лекарства от рака

Жан-Филипп Отье отмечает, что каждый человек, работающий в «Сервье», прекрасно понимает, что поиск лекарства от рака вряд ли будет простым или быстрым. Но чтобы открытие чудо-молекулы вообще стало возможным, необходимо включиться в дело уже сейчас. А потому онкология — одно из ведущих направлений компании.

Ежегодно 25% оборота «Сервье» реинвестирует в научные исследования по пяти терапевтическим направлениям, включая кардиологию, онкологию (50% бюджета), диабет 2 типа, аутоиммунные и нейродегенеративные заболевания.

Жан-Филипп добавляет, что они готовы к неудачам (потребители даже не догадываются, что на создание одного препарата в среднем необходимо 12 лет), потому что главное — это будущее. Чтобы сделать его светлее, «Сервье» сотрудничает с Гарвардским университетом, Массачусетским институтом и другими исследовательскими центрами, что позволяет более эффективно работать над новыми лекарствами. 

Фото: Servier

День второй: тонкая химия и актуальная экология

Дорога от центра Парижа до Нормандии занимает больше двух часов. Завод Oril Industrie, расположенный в живописном и по-домашнему уютном (даром, что за 3000 километров от Москвы) городке Больбек меньше всего похож на завод в привычном понимании.  Между тем, на этой индустриальной площадке производится 98% фармацевтических субстанций для создания лекарственных препаратов компании «Сервье».

На улице светит солнце, и кто-то говорит, что нам очень повезло. Такая погода для Нормандии редкость.

Площадка Oril Industrie в Больбеке.

В зале нас уже ждет улыбчивая шатенка, которая легко могла бы претендовать на одну из главных ролей в самом французском сериале на свете «Элен и ребята». Это Кароль Робан (Carole Robin), директор Oril Industrie. Она рассказывает о ключевых особенностях производства, завершая презентацию анимационным фильмом о правилах поведения на площадке. 

Мы допиваем кофе и доедаем круассаны, надеваем халаты (очень даже трендовый оверсайз), обувь и защитные очки, меняем гаджеты на блокноты (снимать нельзя, но можно записывать) — и вместе с Кароль отправляемся туда, где происходит самое главное.

Помогать людям, не забывая о природе

Первое, на что обращаешь внимание, попадая на территорию Oril Industrie — большое количество зелени, в том числе на фасадах зданий текстильного завода, который Жак Сервье выкупил в 1960 году. А еще здесь есть зеленые дорожки, которые безопасны для перемещения по территории без специальной одежды и с включенными гаджетами (куда же без них).

Руководитель Центра научно-исследовательских разработок на площадке Рудольф Тамьон (Rodolphe Tamion) объясняет, что компания «Сервье» строго следует принципам «зеленой» химии, утвержденным еще в 1990-х годах. Упор, поясняет Тамьон, делают на растворители, с которыми связано до 70% всех отходов, стремясь использовать в формулах только те их них, которые наносят минимальный вред природе. Да, такое тоже возможно.

Фото: Servier

На заводе в Больбеке и на производстве «Сервье» в целом и вообще по-хорошему помешаны на безопасности. Объем очистительной станции в Больбеке, рассказывает директор по качеству Эльза Фуше-Валонь (Elsa Foucher-Valognes), смог бы удовлетворить потребности города в 40 000 жителей. Да что там: только вода, которая нужна для всех процессов, анализируется на 15 параметров ежедневно.  

При этом 72% отходов перерабатываются, а 10% инвестиций производственного комплекса идут на охрану окружающей среды и безопасность на производстве. 

Как получаются препараты: этапы производства Детралекса

Сначала молекулу придумывают в центре исследований и разработок компании. Затем формулу передают в Oril Industrie на промышленную разработку: чтобы оптимизировать процесс создания нужной молекулы из исходного сырья. Сырье помещается в реактор с целью сепарации (разделения на жидкость и твердое вещество) и кристаллизации (важно отследить все формы кристаллов, чтобы выбрать самую стабильную и биодоступную). Затем происходит промывка и сушка. В финале специалисты получают чистое вещество, которое анализируют и тестируют.

Схема, которую представила нам директор центра промышленных исследований Люсиль Вас-Леду (Lucile Vaysse-Ludot), настолько проста, что сложные химические процессы больше не кажутся такими уж сложными, правда?

Площадка Oril Industrie в Баклер.

Активное вещество для Детралекса, венотонизирующего и ангиопротективного препарата, который по всему миру производится со скоростью две упаковки в секунду, производится на площадке Oril Industrie в Баклер в нескольких минутах езды от Больбека. Общее количество — 3000 тонн в год

Гесперидин — это экстракт незрелых апельсинов, которые сначала высушиваются до размера жевательной конфеты, а затем измельчаются. Цех работает безостановочно (за этим следят 60 операторов), хотя раз в году на 10 дней реакторы все-таки останавливают на техобслуживание.

Реакторы на Oril Industrie в Баклер.

Гесперидин — исходное сырье в виде порошка — поступает на площадку из Марокко, Китая (в основном), Индии и Мексики. Специалисты Oril Industrie сразу берут пробы, чтобы произвести контроль качества. Если с качеством все в порядке, порошок проходит все необходимые этапы в реакторах, включая микронизацию, которая важна для большей эффективности итогового препарата.

Гранулы нужного размера хранятся в специальных пакетах (big-bag) или бочках, но всегда при определенной температуре и в особом помещении, куда посторонним вход запрещен. В таком виде они отправляются на заводы по всему миру, чтобы уже на месте был создан Детралекс.

Фото: Servier

Здесь удивительно пахнет: не лекарствами, но и не химией, не противно, но и не то чтобы очень приятно. Немного странно. За пару минут к запаху почти привыкаешь, а тот факт, что специалисты перемещаются по заводу без масок (и это при стремлении «Сервье» к максимальной безопасности!), укрепляет во мнении, что даже потенциально вредных летучих веществ  в воздухе нет.

Медицинские гаджеты, инновационные решения и другие планы

Инновации — одно из приоритетных направлений для «Сервье». Так, в 2016 году компания в партнерстве с BioSerenity создала CardioSkin — медицинское цифровое портативное устройство для непрерывного мониторинга и контроля электрической активности сердца.

К 2021 году «Сервье» надеется занять значимые позиции в онкологии, так что уже в 2020 году в Жиди откроется дополнительная производственная площадка с прицелом именно на биотехнологии. Сейчас в разработке группы находятся 16 препаратов для лечения разных видов рака.

Также в планах компании — вывод на рынок новой молекулы каждые три года, с чем поможет запуск в 2021 году Исследовательского центра в Университете Париж-Сакле, который называют европейской Кремниевой долиной.

Фото: Servier

В России «Сервье» последовательно реализует стратегию «Фарма-2020» по развитию ориентированного на экспорт производства, и с 2016 года участвует в государственном пилотном проекте информационной системы мониторинга движения лекарственных препаратов для медицинского применения.

Мы уезжаем из Больбека, Парижа, Франции с чувством, словно были здесь в гостях у друзей, а не в пресс-туре, «по любви», а не «по работе». Потому что искренность сотрудников «Сервье» и их преданность своему делу подкупают, заставляя верить в лучшее. В «открытия во имя жизни», как написано на наших подарочных блокнотах.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5
(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

3000

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: