Пересадка лица в России: как это было

Фото: songpholt/Shutterstock.com
Врачи и пациенты
18.12.2017
2373
0


В 2015 году в России провели первую в стране операцию по пересадке лица. Пациентом стал военнослужащий, который за три года до этого получил электроожог кожи головы, лица и шеи. Последствия травмы были серьезными: центральная зона лица была повреждена, отсутствовали мягкие ткани, кости лба, не было носа, не функционировали круговые мышцы глаз и рта. Для того чтобы исправить полученные повреждения, мужчине пришлось перенести 30 различных операций, после которых стало ясно, что выходом может стать пересадка донорских лицевых тканей. Команду, в которую вошли медики разных специальностей, возглавила пластический хирург Мария Александровна Волох.

Редакция Вести.Медицина побеседовала с хирургом о том, с какими сложностями пришлось столкнуться при проведении операции, как чувствует себя пациент сейчас и будут ли проводиться такие операции в дальнейшем.

Операция была проведена летом 2015 года. Как чувствует себя пациент сейчас? Нуждается ли он в дальнейших операциях  или сейчас должен лишь проходить плановые осмотры?

После трансплантации части лица в мае 2015 года больному была выполнена только одна корректирующая операция, направленная на улучшение формы носа и качества рубцов на лице. Вторая операция прошла в штатном режиме, без каких либо осложнений, несмотря на то, что ее выполнение проводилось на фоне иммуносупрессивной терапии, а потому риск возникновения послеоперационных осложнений был достаточно высоким. Подготовка ко второй операции проводилась крайне тщательно,  манипуляции выполнялись в практически стерильных условиях с постоянным контролем изменений в иммунной системе.

Как проходила подготовка к основной операции?

Подготовка к операции проводилась по алгоритму, составленному на основе анализа опыта зарубежных коллег, в тех странах, где уже провели трансплантацию лица. Россия стала 8 страной в мире, где были проведены операции по пересадке лица.

Алгоритм включал в себя экспериментальные пересадки лицевых тканей у животных (крыс, минипигов) – животные, служили моделью для изучения иммунного статуса и работе в анатомическом театре – для разработки уникальной модели комплекса тканей, которая и была пересажена пациенту. Параллельно шла огромная административная работа с детальной проработкой юридической базы. Потребовалось создание структуры межведомственных взаимодействий в системе «министерство здравоохранения – министерство обороны».


Первую трансплантацию лица провели во Франции в 2005 году. Пациенткой стала француженка Изабель Динуар, лицо которой было серьезно повреждено после укусов собаки. Жившее у Динуар животное практически отгрызло нижнюю часть лица женщины: она лишилась губ, носа и подбородка, не могла есть и разговаривать.

Уже через несколько месяцев после трансплантации женщина смогла появиться перед журналистами и дала им интервью – в ней вернулась речь, способность самостоятельно есть. Динуар потребовался не только прием иммуносупрессирующих препаратов, препятствующих отторжению пересаженных тканей, но и курс психологической помощи, необходимый ей для принятия своего нового облика.


Когда стало понятно, что можно, наконец, провести трансплантацию лица человека?

В нашем случае, ясность пришла, когда пришла поддержка министра обороны и министра здравоохранения РФ, которая делегировала полномочия по подбору донорских тканей ФМБА России.

Проведение операции потребовало не только соответствующей квалификации врачей, но и изменений действующей нормативной базы – ткани лица включили перечень тканей и органов для трансплантации.

Почему для операции был выбран именно этот пациент?

Существуют объективные показания для выполнения трансплантации лица или его части, они перечислены в руководстве, написанном американским хирургом Марией Семенов.

Пациент отвечал всем критериям. Основное показание – это тяжелое обширное, композитное поражение лица с полной утратой одного из его органов, потенциально приводящее к утрате жизни и социальной дезадаптации больного.

Молодой мужчина предпринял несколько попыток суицида, страдал стрессовым посттравматическим синдромом, а десятки проведенных реконструктивных операций не дали ожидаемого результата, позволяющего существенно улучшить качество жизни. Кроме всего прочего отсутствовала возможность полноценно, без потери функции, закрыть дефект традиционными способами, в том числе из-за исчерпанного ресурса собственных тканей.

Основная функция лица – социальная. Восстановление эстетически приемлемого внешнего вида пациента сохраняет его жизнь, так как позволяет осуществить его возвращение в общество, то есть реадаптацию: как личную, так и трудовую.

Как подбирали донора?  

Из центров по донорству и трансплантации органов системы РФ информация о каждом потенциальном доноре поступала в единый координационный узел. Путем длительного поиска, но значительно более короткого, чем в среднем в мировой практике, за 9 месяцев вместо полутора лет, был найден донор-мужчина, получивший травму головного мозга, несовместимую с жизнью.

Все ли удалось сделать, как было задумано?

Сделать удалось все. Трудностей было такое количество, что о них можно написать 1000-страничную монографию. Мы пережили и побороли практически все осложнения, описанные и неописанные в специализированной литературе. Уверена, что при проведении  следующей операции будет значительно легче.

Будут ли проводиться в России такие операции в дальнейшем?

Конечно. Бесплатно.


1 оценка, среднее: 1,00 из 51 оценка, среднее: 1,00 из 51 оценка, среднее: 1,00 из 51 оценка, среднее: 1,00 из 51 оценка, среднее: 1,00 из 5 1,00 (1 голосов)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: