Личный опыт: невроз

Фото: MikeDotta/Shutterstock.com
Врачи и пациенты
06.03.2018
2018-03-06
32817
1


Дарья рассказала редакции Вести.Медицина о своей победе над неврозом, поиске подходящего врача и важности психотерапии.

Откуда взялся невроз

Моя история началась 6 лет назад. Тогда мне было 25 лет – я заболела тяжелым гриппом, потом стало болеть то одно, то другое — начались мои долгие хождения по врачам.

Среди прочего я жаловалась на проблемы с животом, но врачи на мои жалобы особо внимание не обращали. В конечном счете причина мучивших меня болей в боку были найдена – на это, правда, ушло несколько лет. Мне сделали операцию, постхолецистический синдром – живот все еще болит, проблемы с походом в туалет все еще есть – мне хочется в туалет внезапно и очень остро, что в некоторых ситуациях достаточно неудобно, но отношусь к своему здоровью я совершенно иначе. Если бы врачи поставили мне диагноз раньше, раньше бы сделали операцию, то мое состояние сейчас было бы гораздо лучше.

Тогда же состояние мое ухудшалось постепенно: сначала на фоне того, что постоянно что-то болело, мне просто не хотелось далеко уходить от дома. Я отказывалась куда-то ехать, доходило до истерик. Таких случаев становилось все больше.

Я избегала выходить на улицу, думая, что вдруг где-то там заболит живот, я не смогу пойти в туалет. Невроз, а это был он, прогрессировал, если сначала я ездила на работу и куда-то еще, то потом я не только почти перестала выходить из дома, но и много плакала, расстраивалась, что со мной что-то не так.

Помощь была необходима

Поняв, что ситуация выходит из-под контроля, я приняла решение отправиться в психоневрологический диспансер. Там меня принял довольно молодой врач, который диагностировал у меня вегетососудистую дистонию, диагноз, отсутствующий во всех странах, кроме стран постсоветского пространства, и прописал антидепрессанты. Так как психотерапия назначена не была, то особой пользы от лекарств не было – тревогу они не снимали, зато все побочные эффекты проявились во всей красе. Невроз тот врач не выявил.

Прекрасно помню свою первую паническую атаку – тот, кто испытал такое, забыть ее не сможет. Мы с моей коллегой спустились в метро, чтобы поехать в торговый центр. У меня очень сильно заболел живот, мне срочно нужно было в туалет – тогда я успела выйти и зайти в кафе. Но буквально через пару дней, снова в метро, вновь произошла паническая атака – несмотря на то, что живот не болел, меня очень сильно трясло, холодели руки, бил озноб.

Стало ясно, что мне нужен какой-то другой специалист. Так как я почти не выходила из дома, то выбор врачей ограничивался довольно узким кругом подходящих мне специалистов, специализировавшихся на борьбе с паническими атаками, которые принимали недалеко от моего дома.

Мы стали работать с Екатериной, которая принимала буквально в соседнем дворе. К тому моменту мой невроз в острой форме длился уже четыре года. Его появлению способствовал и мой невротический склад личности, а предпосылки были еще в детстве. В целом, мой невроз был со мной всегда, но если до этого я могла с ним жить, то, когда он перешел в острую форму, жить с ним я не смогла.

Комментарий психолога Екатерины Милушиной: На первую консультацию Даша не смогла прийти сама, на тот момент паническое расстройство было настолько сильным, что она испытывала трудности самостоятельно выйти из дома и перейти улицу. В связи с эти первая наша встреча состоялась у нее дома. Несмотря на то, что Даша активно искала помощь в течении нескольких лет, она совершенно ничего не знала о том, что с ней происходит. Отсутствие понимания причин и механизмов болезни многократно усиливали страх. Поэтому первую консультацию мы почти полностью посветили изучению порочного круга панической атаки, механизмов формирования панического расстройства, а также рассмотрели самые страшные варианты развития событий. Первая наша встреча уже имела эффект, Даша самостоятельно смогла доехать на общественном транспорте к рекомендованному врачу-психиатру за получением фармакологической поддержки (в Дашином случае она была целесообразной, учитывая длительность и тяжесть состояния).  

Я научилась понимать свой невроз

Обратившись к психотерапевту, я хотела сделать свою жизнь более нормальной, а самой стать более самостоятельной – ездить в магазины, парки, путешествия без чьей-либо помощи. Уже через несколько недель после начала лечения – я принимала антидепрессанты и проходила психотерапию – я стала выходить из дома и передвигаться по району, вскоре начала ездить и на метро.

Я научилась понимать себя и свой невроз. Этому способствовало, например, то, что я вела специальный дневник, в который записывала где и когда я испытала чувство тревоги, а  также возможные причины развития этого состояния.

Постепенно негативные мысли замещались рациональными объяснениями, а сам невроз из большого манипулятора превратился в маленького червячка. Примерно через полгода терапии мы с мужем отправились в длительную поездку – полетели на Бали с пересадкой. До этого такое путешествие казалось мне невозможным.

Мои близкие поддерживали меня в моем решении обратиться к специалисту, однако мама, старшее поколение,  в какой-то момент приняла психотерапию в штыки – в ее ходе обнаружилось, что мама и сама виновата в части проблем, вызвавших невроз. Впрочем, решать проблемы с родителями необходимо на семейной психотерапии, к которой мама моя еще не готова.

Комментарий психолога Екатерины Милушиной: Когнитивный дневник – это одна из основных техник когнитивно-бихевиоральной психотерапии, позволяющая выявить и скорректировать ошибки мышления. В основе панического расстройства лежит преимущественно катастрофическое мышление, когда человек из всех возможных вариантов развития событий выбирает самый страшный. Такой способ интерпретации событий естественно приводит к значительному повышению тревоги.

Избавиться от невроза можно

У моего невроза есть органическая причина – колики продолжаются, а я хожу к специалистам, чтобы контролировать свое состояние. Из-за моих проблем с ЖКТ я не могу полностью вылечиться, но мне удалось научиться принимать себя такой и жить с этим.

Если невроз связан с органической причиной, как это произошло в моем случае, то нужно ее искать. В моем случае было неясно – у меня болел живот из-за того, что мне страшно (а такая боль может быть очень сильной) или же эта боль связана с приступом.

В любом случае, если есть органическая причина невроза, нельзя терпеть боль, списывая ее на психосоматику. Необходимо ходить к профильным специалистам, найдя тех врачей, с которыми вам будет комфортно.

Если есть желание невроз вылечить – избавиться от него действительно можно.  Невроз сильно снижает качество жизни, если ты не можешь выйти из дома, то это значит, что ситуация уже очень серьезная. Если кажется, что нужна помощь, то значит действительно нужно пойти к специалисту.

Хороший специалист – это тот, с которым у вас есть доверие. Это, кстати, касается врачей любых специальностей. Если психотерапевт по каким-то причинам не нравится, это значит, что нужно искать другого. Если есть сомнения, идти ли к этому специалисту, то идти к нему не нужно. Адекватный психолог может посоветовать коллегу всегда или с другой специальностью, или другим ценником.

Врач должен уже во время первой встречи рассказать об основных вещах – о том, что такое паническая атака, почему она возникает, рассказать о дыхательных техниках, с помощью которых с атаками можно бороться.

Но врач не сможет выздороветь за тебя. Не помогут и просто лекарства: они могут выполнять роль костылей при неврозе в острой форме, но необходимо и самому приложить усилия, чтобы выздороветь, например, заставлять себя выходить из дома, возвращая себе самостоятельность.

Во время лечения я столкнулась с несколькими проблемами. Например, мне было очень страшно отменять антидепрессанты. Казалось, что достигнутый эффект связан с таблетками, а не с моей собственной работой. Очень важно, чтобы врач объективно оценивал достижения пациента – отмечал улучшения, прогресс. И мой психотерапевт именно так и делал.

Победа над неврозом – личностное достижение, победа над собой. Это удается не каждому: купить машину легче, чем преодолеть себя. Я считаю, что этим можно гордиться и горжусь этим!

Комментарий психолога Милушиной Екатерины: Не смотря на все сложности описанные Дарьей, ее выздоровление шло очень быстро. Даша по-настоящему хотела выздороветь и прилагала к этому титанические усилия, активно участвовала в терапевтическом процессе, выполняла все домашние задания. Уже через короткое время страхи уменьшились, панические атаки прекратились, Даша смогла самостоятельно передвигаться по городу, пойти учиться и даже путешествовать по миру. Сейчас ее жизнь не отличается от жизни людей никогда не сталкивавшихся с паническими атаками. И это – безусловно повод для гордости!


Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5 4,48 (Всего проголосовавших: 27)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Сергей

    Психолог рассказала чепуху и явно завысила самооцену , как можно излечить патологию организма одной только психокоррекцией

    28.03.2018 в 19:27

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: