Как устроена служба помощи пожилым в Москве

Фото: Senior Group, служба «Помощник»
Врачи и пациенты
18.05.2018
2018-05-18
10398
0


Мы все станем пожилыми. И хочется, чтобы стареть в нашей стране было нестрашно. Шанс остаться одному есть у всех. И это неправильно говорить, что человек сам виноват в своем одиночестве

Каждого хотя бы раз посещала мысль – кто сможет мне помочь в старости, если я останусь один, и что со мной будет. Сегодня только в Москве насчитывается несколько сотен тысяч пожилых людей, которые нуждаются в такой помощи.  Сейчас есть специальные службы, которые этим занимаются, однако, их не так много, и не всегда их услуги являются доступными. Кроме этого, часто сами пожилые не знают о существовании такой помощи. Преломить ситуацию можно, уверены создатели социальной службы помощи пожилым «Помощник».

Исполнительный директор Senior Group (на базе компании создана служба) Ольга Гребнева:

«Мы являемся аналогами центров социального обслуживания, только мы негосударственное учреждение. И наше принципиальное отличие в том, что мы оказываем медуслуги, потому что в центрах соцзащиты медициной сейчас не занимаются.

Теперь при поликлиниках созданы патронажные службы, которые оказывают медуслуги. Идея изначально хорошая, правильно разделить медицину и «социалку». Но система пока работает не очень хорошо, часто патронажные службы не справляются с количеством нуждающихся людей. На одну медсестру может приходиться до 200 пожилых людей, нагрузка очень большая.

На государственных соцработников приходится до 20 получателей услуг. У нас на одного такого работника службы приходится 5-6 пожилых. Соответственно, качество услуг тоже другое».

Для самих пожилых людей нет никакой разницы с точки зрения оформления, если бы они обращались в центры соцзащиты. Чтобы получить помощь, нужно позвонить в службу. Ее специалисты помогут собрать необходимые документы и отправить заявку в департамент социальной защиты. После одобрения заявки (обычно в течение двух недель) будет составлен план оказания услуг.


Социальная служба «Помощник» входит в реестр государственных поставщиков и получает субсидию от московского департамента труда и социальной защиты. Это значит, что для подавляющего количества граждан, у кого доход меньше или равен 1.5 прожиточного минимума, услуги, которые оказывает служба, бесплатные.

В ее рядах профессиональные помощники по уходу (так называют в службе сиделок) и медики. Они помогут пожилому человеку выполнить назначение врача – сделать укол или перевязку, сходить за продуктами и приготовить ужин, прогуляться на улице или принять ванну. Сегодня под опекой «Помощника» находится около 700 человек.


Самое сложное найти помощников, которые видят в работе свое призвание

Ольга Гребнева объясняет, что общение с пожилым у специалистов социальной службы начинается с комплексной оценки состояния человека. Для этого медсестра проводит тест по разным параметрам – начиная от оценки целостности кожных покровов и заканчивая наличием когнитивных расстройств. Также специалисты смотрят функциональное состояние пожилого – может ли он обслуживать себя самостоятельно. На основе этих данных составляется индивидуальная программа. Главное, на что нужно ориентироваться – услуги должны  действительно покрывать потребности нуждающегося.

Фото: Senior Group, служба «Помощник»

Есть отлаженная система контроля, на которой построена работа службы. Помощник по уходу приходит домой к подопечному, звонит с его стационарного телефона. Система искусственного интеллекта распознает голос и отмечает сотрудника. После того, как все процедуры завершены,  помощник по уходу опять звонит, называет коды оказанных услуг. Затем оператор звонит пожилому человеку и перепроверяет, все ли услуги действительно оказаны. Если есть какая-то нестыковка, тогда выезжает второй человек на контроль. Это помогает четко понимать, что услуги оказаны, и человек ими удовлетворен.

«Конечно, это не значит, что мы живем на одном контроле. На самом деле, самое сложное – это отбор специалистов. Во-первых, на рынке есть дефицит специалистов – как помощников по уходу, так и медсестер, которые разбираются в гериатрии. И второе, пожалуй, самое важное –  найти  тех людей, которые действительно любят пожилых. У нас много людей с когнитивными расстройствами, и работать с ними сможет тот человек, который действительно нашел в этом свое призвание, –  отмечает исполнительный директор Senior Group.

И отношение видно сразу по тому, как человек общается с пожилым, как обращается к нему. У нас есть стажировки, как правило, после недели ясно, как специалист относится к пожилому.

Для нас в идеале, чтобы у человека был опыт ухода за пожилыми людьми. Но это не значит, что мы не возьмем человека без опыта, если у него будет сильное желание. Просто обучение и стажировка у такого человека будут дольше».

Главная задача курсов – это по-другому посмотреть на пожилого человека

Чтобы решить проблемы с дефицитом, в Senior Group организовали свою академию. В мире есть программа CNA (Certified Nursing Assistant) – программа подготовки помощников по уходу, на нее ориентировались российская компания.

Так как мы не можем подготовить сразу всех помощников по уходу, то мы сделали  курс для тренеров, которые потом будут обучать сиделок, рассказывает Ольга Гребнева.

Фото: Senior Group, Академия

Участниками курсов стали сами работники социальной службы и специалисты других учреждений  – частых и государственных, в том числе, региональные. Сам курс длится 72 часа. Недавно прошел первый тренинг, класс ведут специалисты из Израиля.

Всю неделю участники курсов обучались навыкам коммуникации с пожилыми людьми, особенно много нюансов в общении с теми, у кого деменция. Это были практические занятия, на которых разбирались определенные ситуации, обсуждались вопросы безопасности, то, как провести комплексную оценку.  Внимание уделялось и тому, как распознать болевой синдром у пожилого – сейчас есть большая проблема с обезболиванием.

«Главная задача курсов – это по-другому посмотреть на пожилого человека, продолжает она. Помощник по уходу должен понимать, в каком бы состоянии не находился человек, он человек. И вот это понятие чувства человеческого достоинства мы ставим во главу угла», –  говорит Ольга Гребнева.

Еще одним важным моментом она называет то, что медсестра или помощник по уходу в социальной службе – это не люди второго плана, а такие же важные специалисты, как и сами врачи. Поэтому у нас ни один доктор не примет решения без их участия, говорит она.

Сломать систему

Если говорить в целом о проблемах в этой области, то их не мало. Главная – это заявительная форма. Чтобы получить помощь, пожилой должен обратиться за ней. Но есть много одиноких, лежащих людей, пожилых с деменцией, которые являются узниками своих квартир, и про них никто ничего не знает, отмечает Ольга Гребнева.

«Есть очень тяжелые ситуации, когда мы находим человека в полной деменции. У него дома полная антисанитария, он голодает, и, еще чуть-чуть, и человека просто бы не стало. Есть пожилые, которых выписывают из больницы, а дальше им никто не помогает. А сами они не знают о службе ничего, следовательно, заявить о необходимости им помочь не могут», – рассказывает она.

Вот эту систему нужно реформировать, считает эксперт. Для этого должен быть создан механизм маршрутизации, который вращается вокруг человека. Не человек должен обращаться за помощью, а службы должны знать о таких людях, уверены в Senior Group.

Например, врач, который выписывает одинокую бабушку из больницы, должен знать, на какую горячую линию позвонить, чтобы ей занялись дальше. Часто в больницах не знают о существовании подобных служб. Должно быть взаимодействие между структурами.

Во Франции, например, есть есть специальная организация Maiaкоторая наблюдает за тем, чтобы людей правильно маршрутизировали. У них есть единый перечень всех поставщиков услуг, и они понимают, куда обратиться в конкретной ситуации.

Сейчас работа над этим вопросом ведется, есть взаимодействие с Минтрудом и  департаментами. Например, сейчас департаменте труда и социальной защиты Москвы создается рабочая группа.

Еще одна проблема касается финансирования. Сейчас все услуги оплачивают департаменты соцзащиты. На наш взгляд, медуслуги должны финансироваться по ОМС, говорит Ольга Гребнева. Поэтому хочется, чтобы Минздрав тоже был вовлечен в этот процесс, пока они воспринимают патронажные службы и дома престарелых как чистую «социалку».

Есть сложности с информированностью, продолжает исполнительный директор Senior Group. Часто пожилые с настороженностью и недоверием относятся к нам, потому что мы коммерческая организация. И действительно есть мошенники. Поэтому государство должно разъяснять, что вообще есть подобные службы, и каким из них можно доверять.

Сейчас работает сарафанное радио – когда бабушка, к которой приходят специалисты «Помощника», говорит, что у нее есть знакомые, которым тоже нужна помощь. Сами специалисты службы тоже стараются находить таких людей. Вообще обычно мы беремся за тяжелые случаи – у нас много лежачих, пожилых с деменцией.

Есть нелегальный рынок сиделок, и бороться с ним очень сложно. Senior Group не оказывает патронажную помощь на коммерческой основе, из-за невозможности конкурировать с черным рынком. Зарплата сиделок в компании – 40-50 тыс рублей, на нелегальном рынке можно найти сиделку за 30 тыс рублей. Плюс оплата налогов, поэтому стоимость услуг «Помощника» оказывается вне рынка. Хотя зачастую услуги таких сиделок «с улицы» опасны  для пожилого человека – часто у них нет нужной компетенции, и их работу никто не контролирует.

«Мы надеемся, что в будущем появятся качественные поставщики услуг, которые войдут в реестр, и мы все перейдем на модель софинансирования. Когда часть средств оплачивает государство, часть — сам клиент, но пропорционально своему доходу. Если доход низкий, то и доплата тоже должна быть минимальная. По такой схеме работают службы во всем мире, это позволяет сделать рынок конкурентам, а качество услуг выше», – говорит Ольга Гребнева.

Стареть не должно быть страшно

Для нас подтверждение успеха работы – это люди, говорит исполнительный директор Senior Group. Например, были случаи когда, человек несколько лет лежал дома, и впервые за долгое время вышел просто погулять. Мы видим, как люди меняются на наших глазах. Например, женщины просят покрасить им брови, сделать прически.

Фото: Senior Group, служба «Помощник»

«Наши услуги и бизнесом не назовешь. Это то, что приносит такое удовлетворение. Мы начали заниматься этим в 2007 году, когда то, о чем я рассказываю, было только мечтой. Да, сейчас много проблем. Но все как-то движется, появился реестр. Нам звонят из департамента, из министерства, с нами советуются, нас слышат. Это очень радует.

Мы все станем пожилыми. И хочется, чтобы стареть в нашей стране было нестрашно. Шанс остаться одному есть у всех. И это неправильно говорить, что человек сам виноват в своем одиночестве. Ситуации бывают разные – умирает вся семья. Разве, пожилой человек виноват в этом? Конечно, нет. Поэтому каждый человек заслуживает провести последние годы своей жизни окруженный заботой»,  –  заключает Ольга Гребнева.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5 (Оценок нет)
Загрузка...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: