Десятидневный курс антибиотиков при отите лучше, чем пятидневный

22.12.2016
4914
0

Отит – инфекционное заболевание, которое наиболее часто встречается у детей до пяти лет. Заболевание протекает мучительно и сопровождается сильными болями. Врачи назначают детям курс антибиотиков. Лекарство малыши пьют неохотно – родителям приходится с боем «вливать» сироп или давать таблетку. Очень часто при первых улучшениях матери с облегчением прекращают назначенный курс, не доводя его до конца.

Исследовательская группа из Детской больницы Питтсбурга (Children’s Hospital of Pittsburg) совместно с учеными из Медицинской школы при Университете Питтсбурга (University of Pittsburgh School of Medicine) решила выяснить, насколько это опасно. Результаты оказались вполне ожидаемыми – сокращение курса антибиотиков с 10 дней до 5 действительно снижало эффективность лечения.

Эксперимент длился 11 месяцев: ученые наблюдали за 520 детьми в возрасте от 9 до 23 месяцев на момент начала лечения. Дети были разделены на две группы. Одни при отите получали антибиотики в течение десяти дней, а другим через 5 дней вместо антибиотика начинали давать плацебо.

Риск того, что терапия окажется неэффективна составлял 16% у тех, кто принимал антибиотики в течение 10 дней, и 34% – при пятидневном курсе. Прием антибиотиков и в течение пяти дней, и в течение десяти, одинаково влияли на состояние желудочно-кишечного тракта малышей, то есть более продолжительный курс не был более вредным. Продолжительность курса не повлияла и на развитие устойчивости к антибиотикам у бактериальных штаммов, вызывающих отит – частота их появления от длительности приема антибиотиков не зависела.

Ученые пришли к выводу, что сокращать десятидневный курс антибиотиков при отите не следует, а пользы от него гораздо больше, чем возможного вреда.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000

Фото: Dean Drobot / Shutterstock.com

Ешь не хочу: что нужно знать о пищевых расстройствах у мужчин

20.07.2017
811
0

Когда вы слышите «расстройство пищевого поведения», какое изображение приходит вам на ум в первую очередь? Если вы подумали о худой 18-летней девушке, которая рассматривает себя в зеркале в поисках несовершенств, вы не одиноки. Однако важно помнить, что мужчины тоже страдают пищевыми нарушениями, и довольно часто: по статистике, это случается с ними лишь в два раза реже, чем с женщинами (2,5% против 5% по всему миру).

Специалисты не устают говорить о том, что мужские РПП вылечить всегда сложнее. Это происходит потому, что мужчины реже обращаются за помощью из-за стигмы, которая все еще существует, так что и в кабинете врача они оказываются лишь тогда, когда болезнь переходит в серьезную стадию.

Проблема родом из детства

Джонатан Смит (Jonathan Smith) — один из тех, кто не просто справился с расстройством, но не побоялся рассказать свою историю миру. Сегодня молодой человек уверен, что долгая и трудная борьба с анорексей, компульсивным перееданием, строгими диетами и изнурительными упражнениями сформировала его как личность и помогла стать тем, кем он является.

Первые попытки изменить себя у Джонатана начались в 10 лет, когда он начал исключать некоторые продукты и рациона из-за того, что одноклассники смеялись над его лишним весом. В 13 лет к диете добавилось искусственное вызывание рвоты, которое позволяло есть то, что ему нравится, но сохранять прежний вес. К 15 годам Смиту удалось справиться с булимией, но система питания стала еще более строгой, а, кроме того, к ней добавились интенсивные занятия спортом.

Поскольку список продуктов, которые он считал «небезопасными», становился все более длинным с каждым днем, расстройство пищевого поведения быстро взяло контроль над Смитом, мешая его взаимодействию с миром. Даже когда здоровье молодого человека начало давать сбой, на работе приходилось все тяжелее, а отношения с окружающими сложно стало назвать нормальными, он не мог принять свою болезнь. Как признался Джонатан в интервью Medical Daily, еще очень долго он не чувствовал, что пришло время бить тревогу.

«Я знал, что должен пробежать определенное количество миль в день, и даже кашель с кровью не мог меня остановить, — вспоминает Джонатан. — На самом деле, я не мог думать ни о чем, кроме калорий, жировых отложений, мышц и упражнений». Так, в худшие из дней он съедал только большую тарелку со свежими овощами (морковью, капустой и брокколи) до или после пробежки.

Джонатан добавляет, что все это время он чувствовал себя беспомощным, но принятие своей проблемы дало то облегчение, к которому, как выяснилось позже, он всегда стремился. На первых этапах лечение давалось тяжело, но, как признается Смит, ему помогли близкие люди, переживающие за него больше, чем он сам.

Глянцевые образы и стереотипы

Анализируя, почему все это с ним произошло, Джонатан Смит пришел к выводу, что образ идеального тела с мужчинами работает по тому же принципу, что и с женщинами. «Глядя на все эти фотографии в журналах, я чувствовал, что более красивое, более мускулистое тело, возможно, сделает меня счастливее. И сейчас мне нередко приходится напоминать себе, что идеального тела — мужского или женского — в принципе не существует», — признается он.

Приведенная история отличается от многих подобных тем, что ее главному герою повезло. Повезло иметь рядом неравнодушных людей, повезло попасть к специалисту вовремя, повезло обладать достаточной силой воли, чтобы справиться с тем, что пожирало его изнутри, и определенно повезло выжить. По данным ВОЗ, примерно 20% случаев анорексии и булимии заканчиваются летальным исходом.

В современном мире нарушения питания не являются исключительно женской проблемой, хотя среди девушек 18-25 лет эти расстройства действительно распространены больше всего. Новые исследования показывают, что подобное происходит с самыми разными людьми, независимо от их возраста, веса, этнической принадлежности, религии, сексуальной ориентации, пола и социально-экономического статуса.

Мужчины, как и женщины, страдают от нервной булимии и нервной анорексии. А если и есть гендерные различия, то они, по мнению психиатра Eating Recovery Center Майкла Луттера (Michael Lutter), состоят в том, что мужчины чаще всего хотят потерять жир, но не вес. Что касается стереотипа о том, что мужчина всегда должен быть сильным, скрывать свои эмоции и стыдиться психических (да и вообще каких бы то ни было) нарушений, то его обществу только предстоит разрушить. И чем скорее это произойдет, тем лучше для всех нас.


Фото: unoL/Shutterstock.com

Выращенная в лаборатории печень работает как настоящая

2017
0

Команда исследователей из Массачусетского технологического института (Massachusetts Institute of Technology)  сумела вырастить в лабораторных условиях крошечную печень и пересадить полученный орган мышам. Мини-печень оказалась полностью функциональна. В том случае, если технологию удастся отработать на людях, это позволит существенно сократить лист ожидания.

Согласно данным, предоставленным  в 2015 году Национальной службой здравоохранения Великобритании, период ожидания подходящего донорского органа для взрослых составляет 145 дней, а для детей – 72 дня. Многие из тех, кто ждет важный для них орган, просто не доживают до того момента, когда подходящий донор обнаруживается. Решить проблему дефицита донорских органов могла бы методика выращивания почек, печени, легких и других органов в лаборатории.

Создавая мышиную печень, исследователи заполнили биодеградируемый каркас будущего органа печеночными клетками трех типов, после чего поместили его в тело мышей, печень которых была повреждена. После этого «зачатки» печени увеличились в 50 раз, а получившийся орган начал функционировать как полноценная печень.

Выращенные таким образом органы подойдут не только для тех, кто находится в листе ожидания. Существует немало пациентов, которые страдают заболеваниями печени, но при этом не удовлетворяют ряду критериев, которые позволили бы их поместить в список тех, кто нуждается в трансплантации печени. Именно им могла бы помочь созданная в лаборатории печень – ее имплантация способствовала бы улучшению состояния таких пациентов.

Для создания этих органов предполагается использовать клетки печени, которая не подходит для трансплантации. Кроме того, их можно брать непосредственно из печени самих пациентов, нуждающихся в пересадке. В этом случае подобная технология решает еще одну проблемы – пациентам, которым будут пересажен этот орган, не потребуется пожизненный прием иммуносупрессирующих препаратов, препятствующих отторжению.