Фото: DedMityay/Shutterstock.com
Заболевания

9 мифов об опухолях мозга, в которые не нужно верить

11.08.2017
47482
11


В России заработал информационный портал об опухолях мозга. Он был запущен Благотворительным Фондом Константина Хабенского. Создатели oncobrain.ru надеются, что портал станет основным ресурсом на тему опухолей мозга и нейроонкологии в целом. Редакция Вести.Медицина попросила экспертов портала прокомментировать 9 распространенных заблуждений, касающихся опухолей мозга.

Опухоль мозга это рак

Эндже Валиахметова, детский онколог национального научно-практического центра нейрохирургии им. академика Н.Н.Бурденко:  «На самом деле, большинство первичных опухолей мозга некорректно называть раком, потому что такие опухоли – это  сложная структура, образованная преимущественно из глиальных клеток, реже нейрональных. В то время как рак – это опухоль, которая образована из клеток эпителиальной ткани. Кроме рака, среди злокачественных новообразований выделяют еще саркому — опухоль, образованную из клеток соединительной ткани».

Опухоль мозга неизлечима

Борис Холодов, ведущий научный сотрудник Национального научно-практического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева, координатор детской нейроонкологической службы Национального научно-практического центра нейрохирургии им. академика Н. Н. Бурденко: «Этот миф тянется из глубины веков, когда он был правдой. Благодаря появлению и развитию нейроонкологии он должен был умереть в конце двадцатого столетия, но позитивная информация, к сожалению, доходит до «потребителя» гораздо медленнее, чем всякие кошмары. К тому же специалистов в нейроонкологии, способных эту информацию генерировать, пока ещё очень мало. Зато много умничающих дилетантов — вот миф и живёт.

Прогоним его простой статистикой: даже при отвратительной, поздней, диагностике, при не самом современном лечении больше половины заболевших опухолями мозга детей в России сегодня «обречены» на выздоровление. При этом, к счастью, совершенствуются как лечебные подходы, так и организация здравоохранения. Поэтому мы, детские нейроонкологи, ставим «планку» очень высоко. Например, ещё недавно, двадцать лет назад, детский лейкоз – злокачественное заболевание крови – считался смертельным. Теперь – 90% (и даже больше!) пациентов излечиваются. Мы, нейроонкологи, нацелены на такие же показатели».

Лечить надо только злокачественную опухоль

Андрей Левашов, научный сотрудник отделения химиотерапии гемабластозов с группой нейроонкологии Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина: «Безусловно, лечение нужно проводить и у пациентов с доброкачественными опухолями, так как последствия доброкачественных опухолей также могут носить фатальный характер.

Даже если опухоль доброкачественная и медленно растет, но давит на структуры мозга, регулирующие жизненно важные функции организма, она опасна для жизни. Более того, при отсутствии должного лечения доброкачественные новообразования могут изменять свою природу и приобретать злокачественные черты».

В появлении опухоли у ребенка виноваты родители

Борис Холодов: «Согласно современным представлениям, опухолевые болезни не имеют какой-то одной чёткой и понятной причины. Они, как мы говорим, мультифакториальны по происхождению. То есть возникают в результате совокупности целой «кучи» разнообразных факторов. Поэтому абсолютно бессмысленно причинно привязывать онкологическую болезнь ребёнка к кому угодно из людей, в том числе самым близким родственникам и родителям.

Тем более, что с каждым годом результаты лечения этой тяжелейшей патологии улучшаются. Это значит, что не надо заниматься «копанием» в прошлом и пустым самобичеванием, это трата сил. А силы нужны, когда надо двигаться вперёд, к преодолению недуга. Доверьтесь врачам и не сомневайтесь: они помогут вам и вашему малышу снова стать здоровым и радоваться жизни».

Операция на мозге – это больно и опасно

Михаил Землянский, врач-нейрохирург отделения нейрохирургии Морозовской детской городской клинической больницы: «Подавляющее большинство операций на головном мозге выполняется под общей анестезией, что делает хирургическое вмешательство безболезненным.

Операция сопряжена с определенными рисками и осложнениями, независимо от страны и клиники, где выполняется оперативное лечение. Риски операционных осложнений составляют примерно 3-5% и зависят от степени вовлеченности в опухолевый процесс функционально важных зон головного мозга (корковые представительства речи, движения конечностей, подкорковые узлы, ствол мозга) и магистральных сосудов, кровоснабжающих мозг.

Современная оснащенность нейрохирургии – микроскоп, эндоскопия, интраоперационная навигация, нейрофизиологический мониторинг – позволяет выполнять оперативное лечение с максимальной безопасностью и радикальностью удаления опухоли. Конечно, ранний послеоперационный период сопровождается болевым синдромом, который, тем не менее, с успехом купируется современными анальгетиками».

Волосы после химиотерапии не отрастут  

Эндже Валиахметова: «Как правило, волосы начинают отрастать в течение месяца после окончания лечения. За год они вырастают в среднем на 15-20 см. В некоторых случаях рост волос возобновляется позже. Так, например, происходит при высокодозной химиотерапии, но сам процесс все равно восстанавливается.

Почему вообще выпадают волосы? Среди препаратов противоопухолевой химиотерапии большинство – цитостатики. Они воздействуют на интенсивно делящиеся клетки, к которым, кроме опухоли, относятся кроветворные клетки костного мозга, клетки волосяных фолликулов и слизистых оболочек».

Я не смогу вылечиться, если у меня мало денег

Михаил Ласков, онколог, гематолог, основатель и управляющей партнер Клиники амбулаторной онкологии и гематологии и Университетской клиники головной боли:  «Деньги, конечно, сильно помогают повысить скорость и качество диагностики, получить лучшие и наиболее современные препараты, но сказать, что при отсутствии денег нельзя выздороветь, будет сильным преувеличением.

Правильнее было бы сказать так: большинство видов рака на ранней стадии можно вылечить и бесплатно, а большинство видов рака на запущенных стадиях вылечить сложно даже за деньги. Никакие деньги не заменят быстрого и сфокусированного личного погружения пациента в проблему. От этого тоже сильно зависят шансы на выздоровление или максимальное продление жизни с хорошим качеством».

После лечения я не смогу жить нормальной жизнью

Ирина Дерябина, руководитель программы «Терапия счастья» (реабилитационные программы для детей с опухолями головного мозга) Благотворительного Фонда Константина Хабенского: «После сложной операции на головном мозге и последующего тяжелого лечения опухолей головного мозга каждый человек, в том числе и ребенок любого возраста, сталкивается с определенными физическими и психологическими проблемами. Все они поддаются коррекции с помощью различных реабилитационных программ.

Нарушения могут иметь различный характер, чаще всего это неврологические проблемы, изменения эндокринологического статуса, двигательные и координационные нарушения и иные, схожие с поражениями при инсульте и травмах головы.

Нужно понимать, что окончание лечения – это важный, но не последний шаг в борьбе с болезнью. Важно каждому подобрать конкретную программу реабилитации под контролем врача-онколога. Одного нужно заново научить ходить, другому – помочь справиться с одиночеством или иными психологическими проблемами. Ребенку – дать возможность позаниматься с логопедом и подтянуть школьную программу, а взрослому – скорректировать речевые нарушения или восстановить внутрисемейные отношения.

Главное – осознать те проблемы, которые возникли, принять себя таким, какой ты есть, и поставить реальные цели по возвращению к обычной жизни. Необходимым условием реабилитации ребенка является включение в процесс родителей, которые вместе со специалистами переориентируют свои взгляды на дальнейшую жизнь ребенка и подходы к общению с ним и его окружением.

Есть возможность как амбулаторных занятий со специалистами, так и дистанционных – например, по скайпу – если в городе не нашелся необходимый доктор. В практике Фонда есть реальные примеры возвращения ребенка, перенесшего опухоль мозга, в спорт, успешные кейсы с учебой в гимназических классах и музыкальных школах».

Я не смогу полноценно учиться и работать после операции на мозге

Милана Паршкова, студентка Медицинского института РУДН, 10 лет назад перенесла опухоль мозга: «Мне поставили диагноз «опухоль ствола мозга», когда мне было 11 лет. Всё началось довольно резко, и я быстро оказалась на операционном столе. Послеоперационный период был довольно тяжелым –  перевязки, уколы, заново учиться ходить. Плюс химия и лучевая терапия давали о себе знать. Но я знала – это временно.

Главное – не думать о совокупности нахлынувших проблем, а думать о том, сколько всего ещё впереди и что ты сам можешь предпринять. Мне пришлось наверстывать упущенное в школе, были и попытки издевательства надо мной, но обидчики ничего не добились. Ведь если человек уверен в себе и своих силах, то все равно, что думают о нем его завистники.

Я каждый день занималась, чтобы мой организм начал работать так, как нужно. Это необязательно должно быть долго или тяжело, просто нужно найти правильную мотивацию. В итоге я закончила школу всего с несколькими четверками, поступила на бюджет в медицинский институт. Да, было нелегко, но это нормально. Сейчас я на пятом курсе, я ничем не отличаюсь от своих одногруппников. Даже наоборот, меня все уважают за мой подход к любой ситуации.

Что я хочу сказать: если у вас начались проблемы со здоровьем и вам кажется, что это конец (даже если и врачи так говорят), то не думайте так, а стремитесь к лучшему. В любом случае, вы ничего не потеряете, а только приобретете. А вот что именно и в каком количестве, зависит от вас самих».




  • Дамира Гайдулловна

    Я хочу рассказать про мою внучку, у неё обнаружили злокачественную опухоль головного мозга в пять лет. На протяжении одиннадцати лет ей приходится бороться с этим тяжелым заболеванием. За все это время ей пришлось пережить многое: клиническую смерть ( остановка сердца была 15 минут), восемь операций на голову, инсульт с полной парализацией и поражением головного мозга (она не ходила, не разговаривала, не могла кушать…), два года лучевая терапия, три с половиной года курс химиотерапии. Ей сечам 16 лет ( в сентябре исполнится 17), но у неё нет памяти, она не может учиться, ходит только в помещении, на большие расстояния идти не может, нам приходится постоянно пользоваться услугами такси, даже чтобы получить её пенсию. Я стараюсь сделать все, чтобы её жизнь была полноценной, но у неё нет друзей, кроме сотрудников фонда Константина Хабенского!) дети с ней не могут общаться потому, что она не как они! Мы все эти годы постоянно находимся в больницах, последние 15 месяцев лежим в больнице. Она полностью оторвана от полноценной жизни, кроме стен больницы не видит ничего! Она может сидеть часами напротив палаты девочек и ждать что к ней может кто нибудь подойдёт и познакомиться!, но это случается очень редко! Ей очень хочется общаться, она сама очень добрая, ласковая и веселая девочка! Но как ей жить дальше?! Мне больно смотреть ей в глаза когда она спрашивает почему она не такая, как все?! Ей очень хочется увидеть море, дельфинов, но мы не имеем возможности! Сама наточены много занимается для того, чтобы лучше ходить, разрабатывает ноги, делает гимнастику. Но на реабилитацию мы не всегда можем ехать, ведь пенсия ребёнка-инвалида и моя по возрасту(минимальная) едва хватает на жизнь! Я не могу лишний раз даже купить одежду!, спасибо людям всем которые нам помогают в приобретении одежды. Как жить с таким ребёнком?, как помочь ей вернуться в нормальную жизнь? А если что случиться со мной?, куда её -в дом инвалидов? Эта болезнь разрушает все- все детские мечты, жизнь нормальную! Ей никогда не выйти за муж, она никогда не станет МАМОЙ! Мы забыты обществом, нас списали! Да, врачи говорили что она будет жить 3-6 месяцев, мне отдали её растением, сказали что никогда не встанет на ноги!, но она старалась и встала, пусть ходит плохо, видит плохо, но она вопреки всему живёт столько лет! У меня душа рвётся от моей беспомощности, мне так хочется исполнить все её желания, но я не в силах этого сделать! Вот так и живём в больничной палате вдвоём — моя внучка и я её бабушка! Спасибо фонду Хабенского за помощь в проведении операции по удалению метастаз, за поддержку и понимание! Это письмо крик отчаяния моего, я не знаю что мне делать? С Уважением бабушка.

    14.08.2017 в 15:46
    • Ольга

      @Дамира Гайдулловна: Дай бог Вам здоровья , сил, терпения.
      У меня свекровь перенесла операцию по удалению опухоли головного мозга в 1997 году, на тот период ей было 52 года. После операции она училась заново ходить, говорить, кушать самостоятельно. Полность востановится она не смогла, у нее затронута зона отвечающая за двигательную активность (проще говоря, у нее полностью парализована правая сторона, рука и нога). В этом году в мае исполнилось 20 лет после операции, свекровь отмечает эту дату, как второй день рождения. Конечно ее жизнь кординально изменилась, она стала инвалидом, кторый самострятельно не может себя обслуживать. Передвигалась она с помощью палочки инвалидной при помощью людей . Я всегда поражалась ее жизнелюбию, как она цепляется за право жить. Два года назад умер ее муж, нам пришлось нанять круглосуточную сиделку, она совершенно не встает с кровати. Но она живет.
      Конечно нельзя сравнивать человека заболевшего в 50 лет и болеющего ребенка, я просто изложила историю болезни своего близкого человека.
      Очень страшно когда болеют дети, и тем более когда понимаешь, что выздороветь не получится, не знаешь что ждет тебя и твоего ребенка завтра.
      Крепитесь пожалуйста, живите долго, долго.
      Вы очень нужны вашей девочке.

      14.08.2017 в 19:47
    • Hope

      @Дамира Гайдулловна:
      Прочитала Ваш комментарий, и захотелось хоть чем-то поддержать. Чтобы жить, а не существовать нужна надежда. Без нее — только боль, больница, безысходность… Я обрела надежду в вере. В Священном Писании есть обещание: » никто из жителей не скажет:»я болен». Есть масса доказательств, что этим словам можно доверять, что в скором будущем всё изменится к лучшему для тех, кто этого хочет. Многие сейчас подумают: » Ну, вооот, начались религиозные сказочки». Каждый делает свой выбор: жить в «реальном мире» — тогда примите его как есть, для кого-то в 5, для кого-то в 50. Почему же слезы? Ведь конец для всех один — «естественный», рано или поздно… А кто-то не смиряется с бессмысленностью и жестокостью сегодняшнего существования. И задает вопросы «Почему???» И находит, к чему стремиться, потому что верен Обещавший, потому что только так есть и смысл, и справедливость, и реальная жизнь. Сил Вам и мудрости.

      15.08.2017 в 10:35
    • Людмила

      @Дамира Гайдулловна: Как я Вас понимаю, уважаемая Дамира Гайдулловна!!! В нашей стране нельзя иметь ребенка-инвалида! Это просто не жизнь, а ад, даже если ты вырастил этого ребенка ангелом. Эти дети беззащитны и это еще более причиняет страдания взрослых, ответственных за их судьбу и укорачивает этим взрослым жизнь

      15.08.2017 в 13:07
      • Дамира Гайдулловна

        @Людмила: да,Людмила,Вы правы. Каждый день мы сталкиваемся с трудностями. Ведь помогают только тем детям, кто в онкологии лежит, а мы лежим на паллиативной койке, мы брошены!, выкарабкивайтесь сами! Даже с днём рождения ни кто не поздравляет, кроме врачей и медсестёр отделения! Очень грустно!, но вот такое отношение к детям-инвалидам!

        17.08.2017 в 14:39
    • Ирина

      @Дамира Гайдулловна:
      Здравствуйте, Да мира. Хотелось бы вам помочь материально и морально. Напишите мне на мой адрес электронный.

      16.08.2017 в 00:07
      • Дамира Гайдулловна

        @Ирина: Ирина,здравствуйте! Я очень благодарна что Вы откликнулись на моё письмо. Просто мне так обидно за мою внучку, почему у нас принято помогать только тем, кто лежит в больнице?, мы побороли второе(!) метастазирование, отесать два года мы ходили по лезвию ножа, метастазы образовались в лобной части над глазом. Ребёнок перенёс все, боли, страдания… Ей очень хочется жить! В одном благотворительном фонде нашего города собирали деньги для неё, обещали приобрести велосипед для больных ДЦП, но они просто обманули нас! Вы не можете представить сколько слез, разочарования и боли было у моей внучки! Ей необходимо разрабатывать ноги, чтобы хорошо ходить и нас обманули! Если можете позвоните нам 89610444502 или оставьте свой номер телефона. Спасибо!

        17.08.2017 в 14:51
  • наталья

    Хотелось бы узнать для чего написали эту статью, что бы родители чьи дети умерли от этой болезни вновь мучились, что не спасли своих детей. У меня дочь ушла в другой мир после двух операций на мозг. Ни какой послеоперационной терапии никто не проводит, лечения ни какого, кувыркаешься сам на сам, что где найдешь, прочитаешь, пытаешься найти лекарства, а врачи смотрят на тебя и спрашивают, а что вы от нас хотите, что мы можем. Даже в институте Бехтеревой вопрос о выздоровлении никто не говорит, нет лечения, а все эти операции для того что бы они изучали данную болезнь.Может быть когда нибудь и произойдет прорыв в данной ситуации, а пока не надо вот так обнадеживать одних и добивать других.Я уже пять лет слежу за ситуацией и ничего нового нет, если болезнь и отошла то это просто дело случая, Да простит меня Бог.

    14.08.2017 в 20:01
  • Дмитрий

    К сожалению это контентный сайт, и он создан (судя по количеству рекламы на странице) для зарабатывания на рекламе размещённой на странице… тексты писал копирайтер, которому моральная сторона этого вопроса вторична… Мой вам совет, как бы была не близка тема статьи, если страница переполнена рекламой, бегите с этого сайта, научная составляющая здесь вторична, первична оригинальность текста, и не более того…

    15.08.2017 в 03:06
  • Елена

    Глубоко сочувствую людям, столкнувшимся с такими проблемами. Эта статья — это попытка выдать желаемое за действительное. Да, есть случаи чудесного исцеления, но их так мало. Для себя сделала один вывод — операция на мозге вряд ли даст человеку шанс жить полноценной жизнью. Слишком много осложнений, ведь мозг так сложно устроен, трудно не навредить другим органам. Сто раз нужно подумать , прежде чем решаться на операцию, готов ли сам человек и его близкие переживать все последующие мучения, и главное, наступит ли выздоровление.

    15.08.2017 в 14:12
    • Мария

      @Елена: я с вами согласна на все сто и лишний раз убеждаюсь, что неправильно приняла смерть мамы в 78 лет от опухоли мозга,она отмучилась и теперь мирно спит,как сказал Иисус о смерти:»Лазарь наш уснул». Это тяжело принимать для родных,а больной страдающий человек ждет этого часа.Мы часто продлеваем страдания, думая больше о себе,чем о родном человеке: кака во ему.Легче смерть и страдания принимают глубоко верующие люди,потому что принимают смерть,как реальность.Тяжело терять детей,молодых людей… Пусть Господь поддержит больных и тех,кто с ними рядом, будем молиться и принимать только волю Божью.

      15.08.2017 в 21:00

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3000